Місії вільної юридичної професії в суспільствах, які перебувають у трансформації

2017-04-20

КИЇВ — 20 квітня 2017 року. Презентуємо матеріал, підготовлений Олександром Хвощинським (Legal Stratagency) за підсумками ХІІ Щорічного юридичного форуму Асоціації правників України «Розвиток ринку юридичних послуг — 2017», який пройшов 31 березня 2017 року.

«Місії вільної юридичної професії в суспільствах, які перебувають в активній трансформації: вплив самосвідомості практикуючих юристів на довгострокові комерційні результати їх діяльності» — публікуємо мовою оригіналу.

*** 

Миссии свободной юридической профессии в обществах, находящихся в активной трансформации: влияние самосознания практикующих юристов на долгосрочные коммерческие результаты их деятельности

Что и как делали, делают и, скорее всего, должны делать согласованно в рамках коллективных стратегий все практикующие юристы, чтобы большее число юристов могло бы больше зарабатывать?

Юристы в разных странах и их организованные сообщества проходили вместе со своим обществом и государством разнообразные трансформационные развилки, движение по которым приводило в долгосрочной перспективе к повышению благосостояния большего числа членов профессиональной корпорации или к его снижению.

Этот доклад — попытка проанализировать наиболее значимые развилки и найти подсказки для оптимальной (но не всегда очевидной) коллективной стратегии юристов.

1. Стратегически — целенаправленно участвовать в прогрессе общества и государства к порядку свободного доступа (ПСД), так как юристам выгодно

  • ограничение власти и насилия правовыми рамками;
  • торжество равенства в правосудии;
  • приоритет прав человека (множества клиентов);
  • демократическое правительство, отвечающее перед обществом по экономическим критериям;
  • а также приматы свободы, вертикальной мобильности и конкуренции.

2. Кроме того, богаче становятся юристы с определенными господствующими элементами самосознания, характерными для ПСД:

  • миссия — минимизация неизбежного зла (насилия);
  • «мы — часть элиты, ответственной за жизнь всего общества»;
  • уважение свободных индивидуальных интересов членов, в том числе — интереса на достойную компенсацию и признание в профессии;
  • самоограничение в пользу коллективных и долгосрочных интересов;
  • уникальная общественная позиция в качестве медиатора разнообразных интересов;
  • перспективный и общественно полезный набор профессиональных квалификаций.

3. Внимание к промежуточным целям движения к ПСД будет особенно полезно для юристов:

  • самоограничение правилами сначала для элиты, а затем распространение этих правил на все общество;
  • расширение (властной) элиты;
  • расширение контроля над использованием насилия;
  • создание институтов, даже если они «плохие» (с ограниченным кругом действия и даже вне сферы права) — механизмов деперсонализированных долгосрочных реализаций интересов.

4. Бескомпромиссный выбор в пользу права против так называемого антиправа (соучастии юристов в преступной деятельности, прежде всего — уклонение от налогов, посягательства на собственность, дискредитация правосудия, коррупционное посредничество) с широким осознанием характерных издержек любых компромиссов:

  • высокие риски, неустойчивость и иные факторы коммерческого успеха, характерные для организованной преступной деятельности;
  • ограничения доступа и сужение рынка (при торжестве антиправа зарабатывает гораздо более узкий круг юристов);
  • утрата общественного доверия к профессии;
  • национальные репутационные последствия в силу глобализации сферы услуг (страна по факту признается «антиправовой» в профессиональной среде).

5. Первые шаги по отказу от антиправовой практики:

  • отказ от соучастия в совершении преступлений, даже если в этом видится единственный способ последовательной защиты интересов клиента;
  • нацеленность на поддержку эффективного и доступного правосудия;
  • политика нулевой терпимости к «коллегам»-нарушителям;
  • создание долгосрочных механизмов принуждения к соблюдению корпоративных правил через ограниченное насилие в формате отстранения от профессии;
  • неиспользование коррумпированных механизмов даже для благих целей;
  • юридическое образование вокруг аксиоматичного принятия этих принципов.

6. Существование юристов в профессиональной корпорации выгодней, чем без нее. Однако требуется правильный баланс между индивидуальными и корпоративными интересами, причем, скорее всего, в определенной исторической последовательности:

  • исторически, признаваемый легитимный мотив корпорации — защита и представительство индивидуальных интересов членов корпорации;
  • самоограничение свободы носителя профессии через наделение институциализированной корпорации регулируемыми властными полномочиями в интересах профессии в целом, где ключевое полномочие — контроль доступа к праву осуществления профессии и принуждение к соблюдению корпоративных правил, устанавливаемых в интересах как отдельных членов, так и корпорации в целом;
  • служение корпорации общественным интересам как гарантия легитимности самой корпорации, в известной мере ограничивающей свободу и конкуренцию.

7. Очень коварные развилки — степень «слияния» или «противостояния» профессиональной корпорации во взаимодействии с государственной властью. Более выгодной оказывается стратегия последовательного независимого партикулярного профессионального взгляда на любые вопросы общественной значимости, вне зависимости от того, приходится ли для этого противостоять государству, сотрудничать с ним или преодолевать равнодушие более влиятельной властной элиты:

  • приоритет защиты прав и свобод человека и интересов правосудия;
  • принятие элитой профессионального сообщества ответственности за создание и поддержание надлежащей среды осуществления практики через обеспечение верховенства права в доступном и эффективном правосудии;
  • самосознание в качестве независимой саморегулируемой корпорации с ограниченными властными полномочиями в отношении своих членов и привилегиями с целью качественного правосудия;
  • приоритет интересов клиентов, однако не в ущерб интересам правосудия и корпорации в целом
  • известное дистанцирование (избежание «слияния») от властной элиты для сохранения своей независимости и поддержания доверия общества;
  • уважение политических свобод для своих членов, ограничения могут быть связаны только с осознанными и ограниченными профессиональными интересами корпорации в целом;
  • нацеленность на максимально широкое вовлечение релевантных стейкхолдеров в выработку собственной политики профессиональной корпорации.

8. Нацеленность на построение профессионального сообщества как легитимного и качественного института:

  • максимально широкая представительская база;
  • уважение и поддержка разнообразия (diversity), особенно в руководстве;
  • в частности, представительство интересов большинства, всегда формирующегося из адвокатов, обслуживающих граждан, с выделением гарантированного представительства и лидерских позиций для меньшинства, вовлеченного в обслуживание экономической элиты;
  • демократический стиль управления;
  • mutatis mutandis — разделение властей внутри корпорации (нормотворчество органов с максимальным представительством, меритократически формируемая исполнительная элита и профессиональное правосудие или квазиправосудие для дисциплинарного производства;
  • верность целям и принципам профессии;
  • независимость — от клиентов, государства, иных партикулярных интересов;
  • ограниченная возможность корпоративного насилия — качественное дисциплинарное производство, приближающееся по своим стандартам к правосудию;
  • принятие перед обществом ответственности за качество услуг, предоставляемых членами корпорации;
  • стратегии сотрудничества с иными институтами, включая более узкие профильные объединения внутри самой профессиональной корпорации.

9. Последовательная нацеленность на поддержание и развитие способностей оказывать влияние на принятие решений властными институтами:

  • способность выявлять и артикулировать интересы доверителей, юристов и правосудия в целом;
  • способность и желание взаимодействия с иными общественными и государственными інститутами;
  • безусловный моральный авторитет профессии в глазах общества и государственно-властной элиты (верность профессии) в силу способности следовать собственному развернутому кодексу этики;
  • способность к вертикальной и горизонтальной мобилизации и иные факторы высокого уровня самоорганизации;
  • дисциплинированные акции прямого действия (забастовки, акции протеста);
  • интеграция в мировое профессиональное сообщество для поддержания механизмов политического давления и сопричастности опыту коллег.

10. Устойчивость соблазнам опасной коммерциализации:

  • на микроуровне (этика) — приоритет интересов клиента над собственными интересами, а для более развитых рынков — развитие принципов здорового управления практикой в качестве обязательных;
  • на макроуровне (легитимность) — приоритет интересов профессии в целом; поддержание атмосферы коллегиального единства целей, интересов и принципов вне зависимости от уровня доходов члена корпорации; целенаправленное преодоление имиджа «жадных эксплуататоров ренты правосудия».

11. Вдумчивая политика в критические моменты, требующие специальных коллективных стратегий:

  • война;
  • акции прямого действия;
  • конституционный транзит или иные активные фазы правовой модернизации.

12. Следование коллективным стратегиям может породить непростые индивидуальные выборы. Что может поддержать юриста при принятии решений в каждодневной практике?

  • Самоопределение кругов общения и влияния — ты сам решаешь, с кем взаимодействуешь;
  • вовлечение в положительный опыт — расширяй круг людей, сопричастных победам;
  • осознание себя частью чего-то большего — очень солидная поддержка;
  • поддержка отказа от нежелательного — всегда награди себя и других за «нет», сказанное в соответствующей ситуации;

величие через расширение сферы ответственности — от своей практики до функционирования правосудия в своей стране и торжества правосудия в мире.

Александр Хвощинский

НАГАДАТИ ПАРОЛЬ